«Колыбе́льная» (англ. Lullaby) — роман Чака Паланика. Книга, которая отправляет тебя в далекое путешествие в нереальный мир. В мир магии и колдовства. Книга местами пугает, местами радует. Очень интересны у Паланика сравнения и описания каких либо цветов в романе.

image

Сюжет романа

События начинаются с того, что репортёр Карл Стрейтор начинает исследовать Синдром внезапной смерти младенцев. Они умирают в колыбельке или даже на руках у родителей. Как потом выясняет репортёр, они умирают после того, как им прочтут старинную африканскую колыбельную из сборника «Стихи и потешки со всего мира». Эту песню читали своим детям, когда племя перерастало границы своего местообитания, её читали безнадёжно больным или раненым воинам, чтобы те умерли без мук. Песня действует до сих пор, от неё умирает редактор репортёра, его вечно шумящий сосед сверху и просто прохожие, помешавшие идти ему по улице.

С другой стороны в романе существует хитроумный риелтор Элен Гувер Бойль. Она тоже знает заклинание и уже пользовалась им в своих целях. Вообще, у неё много странностей, как и у всех практичных, но чудовищных героев Паланика. Например, она специализируется на домах, заселённых призраками или полтергейстом. Она приобрела исключительное право на их продажу. Это очень выгодно, поскольку хозяева домов меняются каждые два месяца. Затем она приходит в магазины со старинной мебелью, где откручивает у них ручки и другие блестящие металлические части, царапает лакированные поверхности. В итоге она покупает мебель по её «истинной» цене без учёта их возраста и воссоединяет с утраченными частями.

Из библиотеки Конгресса экземпляр книги достаёт знакомый Стрейтора полицейский врач Нэш и пользуется заклинанием, чтобы достичь извращённой близости с многочисленными манекенщицами. Стрейтор и Бойль вместе с секретаршей Элен Моной, увлекающейся магией, и парнем Моны по кличке Устрица, помешанном на экологии, — едут уничтожать оставшиеся экземпляры «Потешек». Впоследствии они хотят выйти на главную колдовскую книгу, откуда была списана колыбельная — Гримуар. И каждый со своей целью. Карл Стрейтор хочет уничтожить Гримуар. Элен Бойль мечтает стать всемогущей и воскресить своего сына, убитого колыбельной. А Мона и Устрица мечтают стать новыми Адамом и Евой на нашей грешной земле. В конце книги с помощью заклинания контроля чужого тела, найденного в Гримуаре, Устрица завладевает Элен и наносит ей несовместимые с жизнью повреждения. Стрейтор читает ей «баюльную песню», чтобы избавить от страданий. После смерти её разум с помощью заклинания переселяется в ирландца-полицейского, случайно бывшего поблизости.

Параллельно основной линии описываются события, происходящие после окончания книги — Карл Стрейтор и ирландец-полицейский (Сержант) охотятся за Моной и Устрицей, использующими магию в своих целях.

Цитаты из романа Паланика “Колыбельная”

  • Никто не хочет признать, что мы подсели на звуки, как на наркотик. Так не бывает. Никто не подсаживается на музыку, на телевизор и радио. Просто нам нужно больше: больше каналов, шире экран, громче звук. Мы не можем без музыки и телевизора, но нет — никто на них не подсел…
  • Большой Брат не следит за тобой. Большой Брат поёт и пляшет. Достает белых кроликов из волшебной шляпы. Всё время, пока ты не спишь, Большой Брат развлекает тебя, отвлекая внимание. Он делает всё, чтобы не дать тебе время задуматься. Он делает всё, чтобы тебя занять.
  • Он делает всё, чтобы твоё воображение чахло и отмирало. Пока окончательно не отомрёт. Превратится в бесполезный придаток типа аппендикса. Большой Брат следит, чтобы ты не отвлекался на что-то серьёзное.
  • Но лучше бы он следил за тобой, потому что это значительно хуже — когда в тебя столько всего пихают. Когда столько всего происходит вокруг, тебе уже и не хочется думать самостоятельно. Ты уже не представляешь угрозы. Когда воображение атрофируется у всех, никому не захочется переделывать мир.
  • В мире есть вещи страшнее, чем пережить смерть жены и ребенка.
  • Хочется посоветовать всем родителям, кто потерял ребенка: живите дальше. И вините себя.
  • Убить тех,кого любишь,это не самое страшное. Есть вещи страшнее. Например, безучастно стоять в сторонке, пока их убивает мир. Просто читать газету. Так чаще всего и бывает.
  • Лучший способ потратить жизнь зря — делать заметки. Лучший способ, как избежать настоящей жизни — наблюдать со стороны. Присматриваться к деталям. Готовить репортаж. Ни в чём не участвовать. Пусть Большой Брат поёт и пляшет тебе на забаву. Будь репортёром. Наблюдательным очевидцем. Человеком из благодарной аудитории.
  • Шум — это то, чем определяется тишина. Без шума мы не ценили бы тишину.
  • Хороший способ забыть о целом — пристально рассмотреть детали. Хороший способ отгородиться от боли — сосредоточиться на мелочах.
  • Может быть, мы попадаем в ад не за те поступки, которые совершили. Может быть, мы попадаем в ад за поступки, которые не совершили.
  • Не важно, сколько людей умирает, всё равно всё остаётся по-прежнему.
  • — Нет такого заклинания, на счастье. — Она говорит: — Для этого есть наркотики.
  • Есть люди, которые всё ещё верят, что они управляют своими жизнями. Мы все одержимы.
  • Можешь забыть меня, но это не значит, что меня не существует.
  • В прежние времена моряки в долгом плавании оставляли на каждом пустынном острове по паре свиней. Или по паре коз. А когда приходили к этому острову в следующий раз, там уже был запас «живого» мяса. Это были необитаемые острова, царства девственной, дикой природы. Там обитали птицы, которых не было больше нигде на Земле. Там не было хищных зверей. Там не было ядовитых растений или растений с колючками и шипами. То был истинный рай на Земле. Когда моряки приходили к такому острову в следующий раз, там их ждали стада свиней и коз. Устрица рассказывает нам об этом. Моряки называли такие стада «посеянным мясом». Устрица говорит: «- Вам это ничего не напоминает? Например, старинную историю про Адама и Еву?» Он говорит, глядя в окно:«- Может быть, Бог однажды вернется на Землю с большой бутылкой острого соуса для барбекю?»
  • Теперь это моя жизнь.
  • В Древней Греции люди считали, что мысли – это приказы свыше. Если в голову древнего грека приходила какая-то мысль, он был уверен, что ее ниспослали боги. Какой-то конкретный бог или богиня. Аполлон говорил человеку. Что нужно быть храбрым. Афродита – что нужно влюбиться. Теперь люди слышат рекламу картофельных чипсов со сметаной и бросаются их покупать; но это теперь называется свободой выбора. Древние греки по крайней мере не лгали себе.
  • Кафельный пол подрагивает под ногами. Трубы вибрируют от соседских воплей. То ли от ядерных испытаний проснулся хищный доисторический динозавр и теперь убивает соседей, то ли они смотрят фильм, врубив телевизор на полную громкость.
  • В мире, где клятвы не стоят вообще ничего. Где обязательства – пустой звук. Где обещания даются лишь для того, чтобы нарушать, было бы славно устроить так, чтобы слова обрели былое значение и мощь.
  • Палки и камни могут и покалечить, а слова по лбу не бьют.
  • Палки и камни могут покалечить, но теперь и слова тоже могут убить.
  • Палки и камни могут покалечить, и поосторожнее со словами.
  • Палки и камни могут покалечить, а слова могут и вовсе убить.
  • Палки и камни могут и покалечить, опять то же самое.
  • Палки и камни могут и покалечить, но наша роль – быть хорошими зрителями.
  • Звуко-голики. Тишина-фобы.
  • Эти музыко-голики. Эти тишина-фобы.
  • Эти звуко-голики. Эти тишина-фобы.
  • Эти драма-голики. Эти покое-фобы.
  • Эти поговорить-голики. Эти послушать-фобы.
  • Эти помолчать-фобы. Эти поговорить-голики.
  • Эти рок-голики. Эти тишина-фобы.
  • “Умник, Ушлый и Умора”, юридические услуги.
  • “Гренка, Грымза и Гаррота”, юридические услуги.
  • “Псих, Полено и Пирог”, юридические услуги.
  • “Дуля, Домбра и Дурында”, юридические услуги.
  • “Мымра, Маркер и Муфлон”, юридические услуги.
  • “Дурень, Демо и Дурында”, юридические услуги.
  • “Мымра, Муфта и Макака”, юридические услуги.
  • “Дюбель, Домбра и Дурында”, юридические услуги.
  • “Дональд, Домбра и Дурында”, юридические услуги.
  • Элен смотрит на монитор и говорит:
  • – Он поменял Windows. Мне нужен его пароль.
  • Нет проблем. Большой Брат засоряет мозги всем одинаково. Моя догадка:
  • он считал себя очень умным — точно так же, как и другие считают себя очень умными.
  • Я говорю, чтобы она напечатала слово “пароль”.
  • У каждого в жизни есть кто-то, кто никогда тебя не отпустит, и кто-то, кого никогда не отпустишь ты.

Отзывы о романе Чака Паланика “Колыбельная”

Ключевым слово здесь является «вообрази». Это не история, написанная Палаником; фактическое содержание романа — от размолвки между четырьмя персонажами до их путешествия — кажется внутренним переосмыслением. Представьте себе последовательность мыслей Карла, главного героя, они будто бы шаг к более эпическому роману.
– Стивен Поул

Ещё одно интересное мнение:

Мистика, рассматриваемая сквозь призму эстетики смерти, преобразуется в контексте реальной жизни. Это формирует неопределенность, культ неясностей, ошибок, пропусков. Из-за возникновения подобного явления возникает преобразование действительности. Сам автор указывает на деформацию: «Магия есть обращение необходимой энергии на достижение естественных сдвигов»… Полиморфия ценностей и идеалов заставляет Ч.Паланика задаться вопросом: «Мы убиваем людей для спасения жизней? Мы сжигаем книги, чтобы спасти книги?»
– Е. Р. Чемезова

Ну и альтернативное мнение:

Не очень понравилась книга. Читая, ждал, когда же начнется нечто цепляющее и интересное. Но… Прочитав 80% книги понял, что этого не настанет. Ожидал большего от нее

Книга на самом деле весьма интересная и неоднозначная. Для креативного отдыха – самое то 🙂 Спасибо Екатерина Девяткина за рекомендацию.

Интересные записи: